Истории афганских ветеранов

Помочь проекту
Орлов Игорь Валентинович
Объективности ради, скажу, что мне встречались всякие, однако большинство воевало очень хорошо. Мы знали, за что воюем. Тогда я и другие искренне считали, что приехали исполнять интернациональный долг, как в те годы говорилось. Но когда стали погибать товарищи, то война стала личной, она ушла с идеологического уровня, превратившись в месть за сослуживцев.
3588
0
Красноперов Олег Кондратьевич
Помню, мы сопровождали колонну и попали в засаду. Мне надо было связь поддерживать и от огня скрываться. Я говорю товарищу: «Прячься за броню, ложись за башню!» Мы уже вырывались из засады, почти выехали, и тут издалека, на излете пришла к нему пуля и попала точно в сердце… Вот это мне было тяжело пережить.
3041
0
Лаврентьев Александр Владимирович

Он был водителем, пропал на участке трассы Кабул — Саланг. Снова ездили, расспрашивали. А потом вышли на полевого командира, который там воевал. И он вспомнил: "Да, был такой случай, у вашего солдата, видимо, закипел движок, он спустился к речке, и тут я его снял". На вопрос: "Зачем убил?", ответил, что перед этим наши здорово потрепали их, злой был. Он забросил тело Алексея в дренажную трубу под дорогой, завалил камнями, чтобы не видно было. Выждал, пока наши вели поиски. Потом вернулся, вытащил его и закопал.

4818
0
Шайжанов Родион Маратович

Нас было 24 человека, сразу 12 ранили. У одного парня с моего расчета прострелили обе ноги, у другого ранение в голову, у ротного - в шею. Пулеметчик кричит «кидайте ленту», у него не было пулеметной ленты, а когда мы ему кинули, то она в полете на наших глазах разорвалась, в нее просто попали - вот такой был шквальный огонь. Я развернул АГС, а пули вокруг разрываются, и я мгновенно прыгнул за камень. Вернуться к АГС не могу, никак до гашетки не дотянусь, потому что пули летят и не позволяют высунуться.

4653
0